Аналитика


Россия включается в игру на белорусском поле?
Политика | В России | В бывшем СССР | За рубежом

Судя по всему, Россия все больше ввязывается в белорусский вопрос, даже если в Кремле хотели бы отстраниться от этого процесса. Европейские лидеры звонят Владимиру Путину с целью обсудить среди прочего разворачивающийся кризис, но не звонят при этом Александру Лукашенко. Так, например, уже сделали канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон, председатель Европейского совета Шарль Мишель. Вместе с тем, о своей готовности сотрудничать с Россией заявили в белорусской оппозиции.

"Нам выгодно общаться со всеми нашими странами-партнерами, как с Российской Федерацией, так и с Украиной и странами Евросоюза", – заявила глава штаба арестованного претендента на пост президента Виктора Бабарико Мария Колесникова.

Наконец, как пишут СМИ, самолет ФСБ России приземлился накануне в Минске, что уже указывает на явное участие Кремля в процессе. Но с какой стороны?

Политолог Максим Жаров уверен, что у Москвы, как и у Минска есть несколько возможных путей развития: "венесуэльский вариант", который фактически сейчас реализуется, создавая двоевластие в стране, он может продолжаться сколько угодно, пока один из внешних игроков не сломит ситуацию; "внезапный коллапс", который подразумевает схлопывание власти в Белоруссии подобно тому, как это было с бегством Януковича; "экстренный союз" через Союзное государство, который возможен при зачистке прозападного окружения Лукашенко и очень быстрой реализации, однако, как пишет эксперт, "риски у сценария "Экстренный союз" такие, что Путин, как и Лукашенко, может потерять все".

Так для проведения какого плана в Минске приземлился борт ФСБ? Своим мнением об отношениях России и Белоруссии с Накануне.RU поделился политолог Максим Жаров.

Путин, Лукашенко(2016)|Фото: tvc.ru

– Как вы оцениваете роль России в белорусском кризисе, какие интересы там у Кремля?

политолог Максим Жаров(2017)|Фото: sputnik– Я думаю, что Россия играет роль консультационную и информационную в Белоруссии. Наверное, принято решение поддержать на плаву Александра Лукашенко, дать ему возможность сейчас каким-то образом стабилизировать ситуацию как внутри своего окружения, так и внутри страны. А все остальное, я думаю, будет решаться в оперативном порядке.

– А взаимодействие с оппозицией может быть?

– Что касается оппозиции, то не нужно, как мне кажется, уделять такое внимание этому координационному совету, это, на мой взгляд, не главные персонажи, которые могут появиться и появляются уже в Белоруссии в связи с тем, что Лукашенко теряет власть. Если Россия все-таки хочет каким-то образом дальше в Белоруссии присутствовать, нужно уже сейчас поддерживать Лукашенко, а лучше – каких-то новых или старых политиков, которые, в общем-то, известны своей пророссийской ориентацией.

Не нужно никого стесняться, нужно просто начинать уже работать на будущее. Потому что с Лукашенко будущего у России нет, это абсолютно однозначно, и я думаю, что в Кремле это прекрасно понимают.

– То есть и в оппозиции невозможен поиск условного пророссийского кандидата?

– А где их искать? Светлана Тихановская не является таким человеком, она вообще человек временный. Зато есть известные личности - Цепкало, Бабарико, я бы обратил внимание еще на бывшего премьера Румаса, который как-то загадочно себя последнее время вел. Он то поддерживает протест, то не поддерживает, явно подмигивает и Москве в том числе, есть премьер действующий – Головченко. Нужно работать с окружением Лукашенко. Виктор Лукашенко есть, с ним, я так понимаю, определенная работа ведется, но, на мой взгляд, рассчитываться на то, что России удастся поменять Лукашенко-старшего на Лукашенко-среднего и оставить все, как есть, - это наивный расчет. Все-таки люди в Белоруссии уже на фамилию Лукашенко реагируют резко отрицательно, и попытка какую-то династию сохранить у власти будет тщетной.

Беспорядки в Минске(2020)|Фото: belta.by

– Почему при этом европейские лидеры звонят в Москву, а не в Минск? Россия уже играет на белорусском поле?

– Во-первых, европейские лидеры хотят понять, что хотят делать Белоруссия и Россия, им непонятна позиция. То есть мы, вроде бы, поддержали Лукашенко, признали его победу на выборах, а дальше начались непонятные события. Поэтому европейцы (я думаю, что и Трамп будет скоро разговаривать с Владимиром Путиным по поводу Белоруссии) хотят выяснять, что Россия хочет делать в Белоруссии.

А что касается самой позиции европейцев, то они Лукашенко однозначно не приемлют. В связи с этим они и хотят выяснить, насколько серьезно Россия собирается сейчас Лукашенко поддерживать. Мне кажется, эта ставка будет только временная для того, чтобы стабилизировать ситуацию и найти сейчас другого политика, который в Белоруссии может отстаивать интересы России.

– Вы писали, что при "экстренном союзе" Путин, как и Лукашенко, может все потерять – в каких обстоятельствах это возможно?

– У нас тоже есть очень мощная прозападная элита, и мы ее видим по влиянию "старосемейных", прежде всего, они и являются прозападной группой. Эти люди будут резко против какой-либо интеграции Белоруссии с Россией, поэтому экстренное разворачивание каких-либо процедур, связанных с объединением двух стран в союз, - проведение референдума, изменение очередной Конституции - тут будет воспринято в штыки. Возможно, сейчас Кремль так осторожно и подходит к ситуации, публично никого особенно не поддерживает, делая ставку на мягкую информационную и консультационную поддержку Лукашенко.

Я в прогнозах говорил, что вариант "экстренного союза" должен быть реализован очень быстро – до инаугурации в США "нового старого" президента. Потому что если победят демократы, естественно, рулить Америкой будет не Джо Байден, а команда Барака Обамы, которая сейчас, судя по выступлениям на съезде демократов, горит желанием мстить за то, что происходило в последние месяцы Барака Обамы, в том числе она будет мстить России и лично Путину.

В любом случае следует готовиться к очень жесткому противостоянию с США. Опять же, если этот сценарий не будет начат прямо сейчас, то он не будет никогда реализован. Пока я вижу со стороны Белоруссии определенную риторику Лукашенко, но эта риторика так и останется риторикой, пока не будет зачищена прозападная часть окружения. А она не зачищена – значит, все остается на своих местах.

Александр Лукашенко(2020)|Фото: Накануне.RU

– Но возможно ли спроецировать опыт Белоруссии на Россию? В частности, экономика деиндустриализирована, поэтому, кажется, забастовки, если и будут, не окажут влияния, а сильной оппозиции просто нет?

– Если спроецировать ситуацию на Россию, то у нас это все будет сопровождаться прежде всего внутриэлитной войной. Она будет примерно такая, как была в январе в связи с посланием президента и последующей вынужденной отставкой правительства Медведева.

Какие-либо массовые уличные акции, тем более забастовки, я думаю, невозможны до тех пор, пока под ковром не будет найден (или продавлен) какой-то вариант. Все будет решаться там.