Аналитика


Белоруссия и война символов: Лукашенко с "калашом" и протест под флагом оккупации
Политика | В России | В бывшем СССР

В Белоруссии на 15 день народных волнений, по словам пресс-секретаря президента Александра Лукашенко, протестующие попытались взять штурмом резиденцию, но вовремя "опомнились, испугались и убежали". После этого Лукашенко с младшим сыном облетели центр города на вертолете с оружием в руках, чтобы оценить обстановку.

Кадры с президентом Белоруссии, вооруженным "калашом" и в бронежилете, обошли весь мир, и придирчивый взгляд заметил отсутствие магазина у автомата. Впрочем, постановочность сцены не лишает ее смысла — посыл понятен, Лукашенко, как Сальвадор Альенде, готов биться до конца, только вот в случае с чилийским лидером речь шла об армии пиночетовцев, а в белорусском сценарии — протест настолько мирный, что штурмовики резиденции ретировались от ОМОНовцев и больше попыток захватить здание не предпринимали (ну, так и автомат без магазина, скажете вы, и будете правы).

"Лукашенко взял автомат, чтобы походить на Альенде? Да помилуйте! Чилийскому президенту противостояла путчистская армия, а Лукашенко противостоят мирные граждане. Альенде с автоматом на фоне измены военных — это символ моральной силы. Лукашенко с автоматом на фоне мирных протестов — это свидетельство его морального банкротства и позор всей его пропагандистской машине", — считает кандидат философских наук Андрей Коряковцев.

Тут стоит напомнить, что при штурме президентского дворца в Чили во время военного переворота президент Альенде покончил с жизнью с помощью автомата Калашникова, подаренного ему Фиделем Кастро. Лукашенко демонстрирует, что если он и будет использовать "калаш", то точно не для таких целей. Хотя и митингующие против Лукашенко вовсе не пиночетовцы, хотя бы потому, что у них и нет хоть какого-то своего Пиночета? Белорусский протест обречен на провал как раз потому, что в нем нет лидера, так считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин:

"Проводить аналогии неуместно, потому что тогда, несколько десятилетий назад, была другая историческая эпоха, и самое главное — другая культурная парадигма, все-таки Белоруссия — это не Латинская Америка, поэтому там параллели неуместны. А господин Лукашенко действует достаточно брутально, он почувствовал, что сейчас наступила возможность для перехода в контрнаступление. Белорусские протесты заходят в тупик. И то, что на первой неделе было их основным преимуществом, во время второй недели становится их Ахиллесовой пятой — имеется в виду безлидерский характер протеста".

Александр Лукашенко с автоматом(2020)|Фото: youtube.com / Политика сегодня: Россия США Украина

Павел Салин невысоко оценивает способность Светланы Тихановской консолидировать вокруг себя протесты, хотя бы потому, что она не может сформулировать ясные цели — за что борьба? Против Лукашенко — это понятно, но негативный повод для объединения недостаточно силен. Артикуляцию "позитивной" цели мог бы представить только настоящий лидер.

"Такого лидера у белорусского протеста нет. Это делает ситуацию типологически похожей на хабаровский протест. Там тоже нет лидера, люди выступили против решения федерального центра, но возникает вопрос — а дальше что? Удобный момент для контрнаступления со стороны власти. А для того, чтобы перейти в контрнаступление, нужно продемонстрировать кулак — консолидировать свои силы, показать, что президент по-прежнему силен. И вот это Лукашенко демонстрирует, причем в буквальном смысле — в бронежилете, с оружием в руках, обращаясь к ОМОНовцам", — комментирует политолог Павел Салин.

Александр Лукашенко с ОМОНом(2020)|Фото: youtube.com / Политика сегодня: Россия США Украина

Если выход из вертолета с оружием — только символ, то тогда простительны недочеты с бутафорией? Стоило ли гнуть свою линию, как бы подтверждая, что не зря определенные силы выносят на обсуждение жестокие меры "последнего диктатора" по подавлению протестов?

Историк, политический и общественный деятель Вячеслав Тетекин считает, что здесь все гораздо проще — Лукашенко служил в советской армии, он любит оружие и военную форму, что не раз демонстрировал, появляясь и в парадной форме, и в полевой, так почему кого-то удивил бронежилет? Он не прячется, не исчезает из страны, такое поведение достойно уважения и даже может понравиться.

"А что касается символики его появления с оружием в руках, то многие обратили внимание, что автомат был без магазина. У него под сумкой даже не было напоясника, то есть это имело в большей степени символическое значение, совершенно ясно, что речь шла не о том, что он шел воевать, а о том, что он показывает свою решимость. И не о том, что есть непосредственная угроза резиденции — он прекрасно видел с вертолета, что толпа не стала даже близко подходить, символический жест для любителей использовать силовые методы, говорящий о том, что он не остановится даже перед самым жестким подавлением", — говорит Вячеслав Тетекин.

Символом оппозиции же стал "бело-красно-белый" флаг, который, по мнению некоторых экспертов, совершенно не означает, что митингующие выступают за реанимацию белорусского фашизма, тем не менее история флага дает основания задуматься о природе протеста.

"Нужно как можно больше говорить об этом: подождите, ребята, какой "бело-красно-белый" флаг? Его изобрели фактически в тот момент, когда Белоруссия в 1918 году была оккупирована немецкими войсками, республика была образована под защитой немецких штыков, но эта республика долго не продержалась, немцы ушли и на этом история закончилась. Потом немцы опять пришли в 1941 году, начали создавать полицейские отряды, опять на первый план вышел этот "бело-красно-белый" флаг, то есть это позорная история, и мы должны об этом громко говорить", — напоминает историк, общественный деятель Вячеслав Тетекин в беседе с Накануне.RU.

По мнению эксперта, все-таки этот флаг олицетворяет не "белорусскую государственность", а оккупацию и коллаборационизм.

Характерен и символичен эпизод, произошедший вчера, когда во время митинга военные взяли под охрану все значительные памятники Великой Отечественной войны, чтобы протестующие не вешали на них бело-красно-белые флаги.

Хотя, как считает кандидат философских наук Андрей Коряковцев, и появление красных флагов во время маршей поддержки Лукашенко не означает возвращения к заветам Ильича, все это говорит только о том, что "у протестующих в голове каша".

А каша эта не исключает наличия повара, который знает толк в идеальном протесте на постсоветском пространстве, и зачастую главный ингредиент хорошо приготовленного переворота — антисоветские настроения, с которых начинается русофобия. Возможно, по этим незатейливым приметам можно понять, какую политику в отношении России изберут протестующие в случае победы. То, что этот флаг появился в тот момент, когда немцы вели наступательные операции против России, можно было бы списать как незначительный момент, как забытую молодым поколением веху истории, если бы подобная ситуация в другой "братской" стране под бандеровскими флагами не привела к затяжному политическому кризису несколько лет назад?

Естественно, в интересах Москвы сохранить законную власть в Минске, но Лукашенко должен действовать самостоятельно, чтобы не получить в дальнейшем серьезный счет. Политолог Павел Салин считает возможным, что ценой поддержки может стать присоединение Белоруссии к России, хотя бы и в рамках Союзного государства. Лукашенко же важно не только сохранить пост, но и политический статус-кво, потому он может обратиться лицом на Восток, минуя "старшего брата".

"Понимая, что Москва денег просто так не даст, переориентироваться на Китай. Поэтому Москва тоже в достаточно сложной ситуации: с одной стороны, она не заинтересована в том, чтобы режим Лукашенко пал, вот именно под напором протестующих, потому что это создает очень плохой прецедент для самой российской власти. С другой стороны, она не так заинтересована, чтобы режим Лукашенко выстоял, как это было в прошлые электоральные циклы", — говорит Павел Салин.

В среднесрочной перспективе, если власть удастся удержать, Лукашенко вполне может начать маневрировать не между Европой и Россией, а получить больше возможностей через сотрудничество с Китаем, который, конечно, полностью возьмет под себя экономику Белоруссии, говорит эксперт, но это будет "потом", а не "сейчас", как в случае, если помощь поступит от Москвы.



Елена Рычкова