Аналитика


Всех можно обеспечить работой даже в кризис — нужно только объяснить это власти
Экономика | В России

Безработица в связи с коронакризисом в июле выросла до рекордных за несколько лет показателей – 6,3% населения, или 4,7 млн человек (против 3,4 млн в марте). И это только официальные, признаваемые властями показатели.

Между тем, в стране сохраняется и растет скрытая безработица. Так, в Конфедерации труда России в июне оценивали общий показатель безработных в 8 млн человек. Более того специалисты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) прогнозировали ухудшение положения при затяжном кризисе – при оптимистичном сценарии до 5,3-5,6% граждан, а при пессимистичном – до 10,5-10,7% с сохранением проблемы вплоть до 2023 года и далее.

И хотя Владимир Путин признал рост безработицы самой острой проблемой, но такое признание происходит не первый раз, предложить решение в правительстве не могут, остается надеяться, что в рамках достижения национальных целей, которые размазаны тонким слоем до 2030 года, будут какие-то позитивные изменения.

Что можно и нужно этому противопоставить – своим мнением с Накануне.RU поделился известный промышленник, основатель Московского экономического форума (МЭФ) Константин Бабкин.

коллаж, увольнение, безработица, банкротство(2018)|Фото: Накануне.RU

– На ваш взгляд, какой сценарий по безработице ожидает нас в дальнейшем? Увидим ли мы хоть какие-то действия в направлении создания тех самых 25 млн рабочих мест?

– Вряд ли мы увидим эти миллионы рабочих мест, и безработица в августе вырастет еще больше. Потому что политика правительства не изменилась в процессе этого кризиса, как и в прошлые тоже. Мы на МЭФ, в "Партии Дела" постоянно твердим, что главная проблема России сегодня состоит в неверной экономической политике, которая не способствует развитию производства несырьевых товаров, промышленности, сельского хозяйства.

За 20 лет страна прошла через несколько кризисов, и сейчас проходит через коронакризис, но он может иметь оздоравливающий эффект, только если побудит правительство изменить экономическую политику. Пока мы не видим признаков, что это происходит.

– Поддержка бизнеса и населения неадекватны кризисным вызовам?

– Налоги в период кризиса правительство не снизило, а даже повысило. Ключевая ставка была снижена до 4,25%, и нам говорят, что это минимальное значение за многие годы, но все равно даже этот уровень остается запредельно высоким и для потребителей, и для производителей. Стоимость кредитов не позволяет вкладываться в развитие предприятий из-за дороговизны денег.

А в плане защиты рынка, в плане борьбы за внешние рынки тоже особых успехов мы не видим – не видим озабоченности правительства изменением условий конкуренции, не видим борьбы за права российских производителей. Нет системной работы. Поэтому инвесторы не стремятся вкладывать в развитие производства, и в том числе поэтому сокращается количество рабочих мест, промышленность стагнирует. Сельское хозяйство, вроде бы, живет, успехи есть, но пока локальные, и они не позволяют переломить ситуацию.

Странно было бы ожидать расцвета экономики, если проводится неправильная, неадекватная, неразумная экономическая политика. Поэтому будем дальше страдать от безработицы, от бедности и прочих негативных побочных эффектов.

Михаил Мишустин, Владимир Путин, Сергей Собянин(2020)|Фото: kremlin.ru

– При этом в стране есть и скрытая безработица, которая только усугубляет процессы?

– Абсолютно верно. Здоровые люди сидят и ничего не производят, хотя могли бы заниматься здоровым трудом, если бы им это позволяли экономические условия. Вместе с тем система отчетности у нас не упрощается, а даже усложняется. Это ведет к тому, что у нас избыточное количество бухгалтеров – это тоже признак скрытой безработицы – миллионы людей могли бы при правильной экономической политике, при правильной работе госорганов заниматься не перекладыванием бумажек, не писать лишние отчеты, а тоже заниматься созидательным трудом.

Поэтому да, у нас огромная безработица – скрытая и открытая.

– На фоне этого соцвыплаты как можно оценить? Этого может быть достаточно?

– В период, когда люди сидят без работы, дополнительные выплаты – конечно, оправданная мера, которая могла бы поддержать семьи и покупательный спрос, но все-таки главное – дать людям работу, дать востребованность, а для этого нужно нечто большее, чем просто условные 10 тыс. руб. в месяц.

– Чем МЭФ ответит на этот вызов? Знаем, что 24 сентября пройдет сессия, посвященная этой проблеме.

– На новой встрече Московского экономического форума мы в очередной раз потребуем смены экономической политики – будем убеждать наших зрителей и участников, что все может и должно быть гораздо лучше. Для этого есть все возможности и готовый план действий, надо только захотеть воплотить его в жизнь. Нас обнадеживает то, что у нас есть этот готовый рецепт, но с другой стороны печально, что правительство нас не слышит. Тем не менее все больше людей проникается пониманием, что все можно изменить, и когда-то эти изменения начнутся.

Константин Бабкин, МЭФ(2020)|Фото: пресс-служба МЭФ

– При этом весь мир начинает работать по правилам протекционизма, и если государства начнут ограничивать производство третьих стран, то как это может повлиять на Россию, и чем мы можем ответить?

– Мы уже сейчас должны развивать свою экономику, реальный сектор, стараться сохранять у себя больше производственных цепочек. То есть производить не только готовые машины, бульдозеры, краны, но и комплектующие к ним, программное обеспечение. Мы можем все это делать, у нас есть все условия, мы можем создать десятки миллионов рабочих мест, дать людям поле для деятельности, дать им возможность зарабатывать гораздо больше, чем они зарабатывают сегодня. И я думаю, что если мы воспользуемся в своих интересах этой волной протекционизма, которая сейчас накрывает мир, то это сыграет положительную роль в развитии.

Глобализм имеет слишком много негативных моментов, в частности, подавление производства в странах, которые не являются доминирующими. Протекционизм, если правильно его применять, позволит поднять нашу промышленность и сельское хозяйство. Поэтому его бояться не надо.

– Однако, не только мир в кризисе, но и близкие соседи – та же Белоруссия. Может ли, на ваш взгляд, кризис там сказаться на экономике России, на нашем общем рынке?

– Мир распадается на части в экономическом плане, и руководству Белоруссии надо как-то уже определяться – многовекторная политика делает эту страну уязвимой. Лукашенко поддержал путчистов на Украине, позволяет себе иногда антироссийскую риторику, проводит иногда экономическую политику, не нацеленную на реальную интеграцию с экономикой России. Этим пользуются недоброжелатели.

Я думаю, что если руководство Белоруссии примет решение входить в плотный экономический союз с Россией, и если в России будет проводиться разумная экономическая политика, то у Белоруссии хорошие перспективы. Но если будет и у нас неразумная экономическая политика, и руководство соседней страны будет как-то "сегодня дружить, а завтра не дружить", или если победит оппозиция (которая прямо говорит, что нацелена на отделение от России), то, конечно, будет экономический коллапс в Белоруссии, а это ударит и по России.



Евгений Иванов