Аналитика


"Исключить страховщиков как посредников". Почему провалилась реформа ОМС?
Общество | В России

Минфин и Центробанк отказались поддержать законопроект, вводящий в России новый порядок обязательного медицинского страхования.

Документ предполагает два новшества радикальное сокращение финансирования частных страховщиков из средств Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС), что приведет к разорению многих компаний, а вторая важная инициатива касается передачи контроля за деятельностью федеральных медицинских учреждений от частных структур к ФФОМС. В этом случае фонд будет самостоятельно следить за качеством услуг, а у страховых компаний останется возможность работать с клиниками на региональном и муниципальном уровнях.

Член комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный считает, что истерию вокруг законопроекта устроили страховщики, и с их стороны это всего лишь попытка сохранить свой рынок. Об этом он рассказал в беседе с Накануне.RU.

полис обязательного медицинского страхования, ОМС(2020)|Фото: Накануне.RU

— Хотели бы обсудить законопроект Минздрава по реформе ОМС. Его не поддержали в ЦБ и Минфине, а что, собственно, он предполагает?

Алексей Куринный(2017)|Фото: kprf.ru— Мы изучали этот вопрос, и на наш взгляд, выделение отдельной группы федеральных учреждений в рамках законопроекта могло бы быть первым шагом к отказу от услуг страховых компаний. В этой части, скажем так, мы его поддержали.

Законопроект предполагает, что федеральные учреждения будут финансироваться без посредников, то есть без страховых компаний, второе — страховые компании не будут проводить анализ пролеченных больных, не будут выставлять штрафные санкции, всем этим будет заниматься федеральный фонд.

И мы расценили это как первый шаг к отказу в принципе от страховых компаний, тот случай, когда все функции передаются государственному учреждению, и сейчас это происходит на примере федеральных учреждений, потом, может быть, на примере всех учреждений субъектов [федерации].

— А чем вообще вызвано такое стремление — отказаться от страховщиков, они плохо себя зарекомендовали?

— Я думаю, что это связано со сложностями в межтерриториальных расчетах, в прошлом и позапрошлом году возникло много провалов, когда федеральные учреждения не могли получить деньги от территориальных фондов [ОМС], хотя больные были пролечены. Сразу определив объемы и финансирование, первое — можно было планировать деятельность федеральных учреждений вперед и в закупках, и в плане нагрузки коечной мощности. А второе это бы позволило, на мой взгляд, избежать этих случаев многомесячных задержек с переводом денег на оплату лечения больных.

— А вот критики этой новой реформы высказываются за то, что она приведет к снижению качества и доступности медпомощи для граждан и разрушению единой системы ОМС.

— Мы предполагаем, кто эти критики. Критикуют реформу представители страхового бизнеса, и понятно почему. Я думаю, что вся эта истерия поднялась именно с их подачи, потому что изменение механизма никак бы не повлияло ни на качество, ни на доступность медпомощи, во всяком случае при должном контроле со стороны федерального фонда, при отлаженной работе. Естественно, если все пустить на самотек, выключив существующую систему — это чревато негативными последствиям.

Но я бы не переоценивал роль страховых компаний в качестве организаций, которые обеспечивают доступ и качество. К сожалению, в этом смысле роль у них минимальна, они в общем-то занимаются просто сервисными услугами. Ну, и, кроме того, по законопроекту сокращается финансирование страховых компаний, по документу это тоже ключевой момент. Сегодня они могут получать до 1% на ведение дела, а законопроект предлагает сократить этот показатель до 0,5%.

— Вообще "напирают" на то, что любые реформы в условиях второй волны ковида губительны, как можно реформировать систему в таких экстренных условиях?

— Нет, я не вижу никаких рисков в данном случае, потому что речь идет всего лишь о 130 млрд из почти 3 трлн руб. [из бюджета на здравоохранение], это во-первых, небольшая часть, во-вторых, это, на мой взгляд, все-таки отработка определенного опыта устранениях из системы страховых компаний. И в-третьих, я все же критику больше связываю с лоббистскими усилиями страховых компаний и попыткой сохранить свой кусок.

— Кроме того, пишут, что реформа якобы приведет к разорению медицинских страховщиков?

— Ну, нет, это же только их небольшая часть, меньше 10%, даже около 5% от общей суммы, которая сегодня есть. Я сомневаюсь, что это как-то сильно отразится на компаниях, но их перспектива пугает. Если без них обойдутся, если покажут без них свою эффективность работы, впоследствии этот рынок может быть полностью ликвидирован. Из системы уберут просто те организации, которые просто так получают деньги за посреднические функции.

— То есть государство увеличивает свое присутствие в этой социальной сфере?

— Государство увеличивает контроль. Сегодня как получается — федеральный фонд [ОМС] распределяет деньги территориальным фондам [ОМС], территориальные фонды отдают страховым организациям, а те передают их лечебным учреждениям. Причем, никаких страховых рисков они не несут. Они исключительно посредники. Им дали определенную сумму денег, им выставили счета — они их оплатили. Соответственно, на них контроль, экспертиза, штрафы и тому подобное с периодическими злоупотреблениями.

Если все эти функции в плане проверки реестров счетов, участия в экспертизе качества медицинской помощи возьмет на себя федеральный фонд или территориальный фонд — от этого ничего не поменяется. Будут экономиться расходы для государства.

— И изменения не повлекут снижение качества медпомощи и действующей системы защиты прав пациентов?

— Я бы не переоценивал возможности защиты застрахованных со стороны компаний. К большому сожалению, страховые компании не являются тем механизмом, который защищает права граждан. И формирование подобной структуры внутри государственных органов стало, по большому счету, нелогичным, например, в рамках Росздравнадзора. Я убежден, что структуры, независимые формально от Минздрава, которые будут заниматься исключительно контрольными функциями, не хуже, чем страховщики.



Елена Рычкова