Аналитика


Спор между Минфином и Минэком: стоит ли покупать веревку, на которой нас повесят?
Экономика | В России

Минэкономразвития выступило с предложениями, которые идут вразрез с прогнозами и предложениями Минфина по бюджету. В следующие три года ведомство под руководством Решетникова предлагает повысить бюджетные расходы в ущерб бюджетному правилу. Так, Минэк предлагает сохранить показатель, определяющий максимально допустимый объем расходов бюджета, на уровне почти 1,5 трлн рублей – на 2021 г. его размер был увеличен на 875 млрд руб. И такой маневр позволил нарастить госрасходы. Однако, против этого выступали Минфин и ЦБ, что более весомо в принятии решений.

Кроме того, Минэкономразвития предложило зафиксировать базовые нефтегазовые доходы бюджета в 2022–2023 гг. в нынешних параметрах – то есть оставить изменение бюджетного правила, которое считается "священной коровой" Минфина, и против чего всегда выступают привластные финансисты.

Наконец, еще одно предложение Минэка касается переноса бюджетных остатков – не израсходованные средства предлагается перечислять в резервный фонд правительства. Такая практика, вроде бы, уже была ранее, однако, закончилась, по сути, ничем. И тем не менее, по расчетам ведомства Решетникова это может нарастить поступления в бюджет в среднем до 24 трлн рублей в год на плановые 2022-2024 годы. Что на 2,4 трлн рублей больше в общей сложности, чем по планам Минфина. И как бы хороши ни казались предложения Минэкономразвития – все равно у него нет реальных рычагов и полномочий для изменения ситуации.

Кто победит в этом финансовом противостоянии, и так ли полезны идеи Минэка, как их малюют – об этом в беседе с Накануне.RU рассуждал доктор экономических наук, профессор Валентин Катасонов.

Максим Решетников(2020)|Фото: duma.gov.ru

– Как в целом можно оценить такие подходы Минфина и Минэка?

Валентин Катасонов(2017)|Фото: wowavostok.livejournal.com– Я буквально недавно закончил статью, которая затрагивала тему бюджета, но это были материалы начала 2021 года, когда окончательно утрясали бюджет на нынешний год. Меня поразило, что на фоне избыточной смертности населения, связанной с ковидом и в большей степени даже со смертностью от обычных причин, произошло сокращение расходов на здравоохранение. Как это назвать? Это просто преступление какое-то.

Вместо того, чтобы спасать людей, они сокращают расходы и после этого меня пытаются убедить в том, что наше правительство заботится о народе. По-моему, оно делает все с точностью до наоборот – убивает.

Что касается конкретной действий министерств, то ключевой фигурой является Антон Силуанов, а первый вице-премьер Белоусов постоянно находится в конфликте с ним, но под Белоусовым находит Минэкономразвития. Поэтому вот через Минэк он пытается как-то противодействовать "нашему" (в кавычках, потому что с моей точки зрения он играет на другой стороне) Минфину, как-то привести его в чувства.

– То есть предложения Минфина все-таки неверны?

– У меня много, если так можно выразиться, "компромата" на Силуанова, поэтому я ни одному его слову не верю и ни одному решению не доверяю. Потому что все его решения идут вразрез с национальными интересами РФ. Недавно я просматривал новый документ – Стратегия национальной безопасности Российской Федерации – так вот Минфин действует с точностью до наоборот, вопреки тем положениям, которые записаны в этом документе, который вступил в силу в июле 2021 года.

С моей точки зрения, он просто преступник.

Антон Силуанов(2019)|Фото: Накануне.RU

– В текущей непростой ситуации увеличенные поступления, предложенные Минэкономразвития, сыграли бы важную роль?

– Конечно, нам нужно как-то спасать людей, и в этой ситуации Силуанов решил быть "святее Папы Римского". Тут я, конечно, иронизирую, потому что он фактически выполняет на 150% основные положения Вашингтонского консенсуса. Ведь у нас записано, что после достижения ФНБ величины 7% ВВП его надо использовать. А он сидел, как собака на сене – было и 8%, и 10%, а ФНБ не распечатывали вместо того, чтобы спасать людей. Хотя бы для того, чтобы спасти здравоохранение. Я на днях писал статью по здравоохранению – и я пришел к конкретному выводу – что наше здравоохранение под дымовой завесой борьбы с ковидом просто громили.

Естественно, я посмотрел, какой бюджет. Выяснилось, что Минздрав порезали больше всего. Это же наша жизнь, наше здоровье! Или что, это выше "таргетирования инфляции"? Но про Набиуллину я уж молчу – у меня уже мозоль на языке от Центрального Банка, потому что там, как говорится, клейма ставить негде.

– А что можно сказать про Минэкономразвития?

– Про Минэкономразвития я, конечно, меньше знаю, потому что, как мне кажется, это ведомство ни на что особенно не влияет. Там работают некоторые мои бывшие студенты, аспиранты, и я знаю ситуацию, как говорится, из первых рук – в общем, Минэк занимается в основном "бумаготворчеством". Чем он реально может заниматься? У него нет никаких полномочий – он может только какие-то согласования проводить. Поэтому, конечно, инструмент Минэка для противодействия Силуанову – это слабоватый инструмент.

– Но все же там предложили перенос бюджетных остатков – не израсходованные средства предлагается перечислять в резервный фонд правительства – это может сработать?

– Вопрос перенесения остатков – ну как их списывать? Я ведь полжизни прожил в Советском Союзе. Если не исполнен бюджет ведомством хоть на 1 копейку – это серьезные основания для административных, а может даже и уголовных дел. А когда у нас в конце финансового года остатки измеряются триллионами рублей, я этого просто не могу понять. У нас есть бюджетный кодекс, где написаны правильные слова о бюджетной дисциплине, и почему мы эти вопросы не обсуждаем?

Все начинается с безответственности, а мы с вами пытаемся цифрами какими-то оперировать. Я был на российско-китайской встрече, где наши китайские друзья делились опытом. В конце одному китайцу задали вопрос – не могли бы вы в одном предложении сказать, что для нас сегодня самое приоритетное? С чего начинать? Он прямо сказал – казните 100 самых главных казнокрадов – и сразу порядок в стране будет. Но хоть с одного казнокрада упал хоть один волос? Нет! А все остальное уже бессмысленно.

Приговорённый к смертной казни гражданин КНР(2017)|Фото: mp.weixin.qq.com

– И все же почему затронули "священную корову" Минфина – бюджетное правило? Получится ли его изменить не только на этот год?

– Я упомянул Вашингтонский консенсус, а бюджетное правило – как раз один из пунктов Вашингтонского консенсуса. Это фактически легализация дани Западу. Как я говорил выше, Белоусов пытается через Минэк противопоставить что-то Минфину, но это маловероятно. Поэтому когда я слышу "бюджетное правило", я вздрагиваю. Это фактически покупка казначейских бумаг.

Значит, мы финансируем дефицит американского бюджета, то есть мы финансируем наших противников – покупаем веревку, на которой нас собираются повесить.

Главная повестка дня всегда под рукой – в нашем Telegram-канале.