Аналитика


Переговоры в Стамбуле: дивный новый Хасавюрт?
Политика | В России | Украина

Первый же день российско-украинских переговоров в Стамбуле принёс неожиданный прорыв. Правда, совсем не такой, на который рассчитывали в России на фоне взятия Изюма и уверенного добивания нацистов в Мариуполе. ВС РФ приостанавливают наступательные действия на киевском и черниговском направлениях, а глава делегации Владимир Мединский допустил возможность подписания мирного договора и встречи глав государств. Термин "договор" прозвучал на фоне того, что официально ни Россия, ни Украина войну не объявляли, а не кто иной как сам Владимир Путин ранее отрицал возможность договорённости с "шайкой террористов и наркоманов, удерживающей в заложниках весь украинский народ". Стоит ли считать сегодняшний день "Новым Хасавюртом"? Соглашения 1996 года, как известно, положили конец первой Чеченской войне, но вслед за ними началась вторая.

Поначалу большинство наблюдателей не ожидали от переноса переговоров из Белоруссии в Турцию ничего существенного. Позиции Москвы и Киева по-прежнему радикально отличались, состав делегаций остался прежним, представленным отнюдь не профессиональными дипломатами. Владимир Мединский, глава российских переговорщиков, и глава Чеченской республики Рамзан Кадыров (хоть и находящийся в Мариуполе) традиционно играли роль доброго и злого полицейских. Экс-министр культуры выступал с миролюбивыми речами, а новоявленный генерал-лейтенант заявил, что не видит смысла в происходящих переговорах. Неожиданным же стало участие в переговорах бизнесмена Романа Абрамовича, на заре карьеры бывшего клиентелой одиозного Бориса Березовского.

Могло показаться, что переговоры в Стамбуле выгоднее всего для хозяев переговорной площадки. На днях близкий союзник Анкары — Баку пошёл на заметное обострение в Нагорном Карабахе, а сам турецкий лидер Реджеп Эрдоган, выступив с речью перед переговорами, стал собираться в путь в Центральную Азию. Уже завтра он намерен посетить Узбекистан.

Политолог Дмитрий Михайличенко в беседе с Накануне.RU напомнил, что Эрдоган — достаточно серьёзный игрок на постсоветском пространстве.

"В нейтральной площадке больше заинтересована Украина, Россия идёт на это, и какие-то переговоры худо-бедно идут. Я ожидаю попыток Эрдогана играть большую роль на постсоветском пространстве, в том числе в странах тюркоязычного мира — Узбекистане, Киргизии, Казахстане, Туркменистане. Так или иначе это отвечает геополитическим интересам Турции. Но и для текущего конфликта Турция и Эрдоган являются скрытыми бенефициарами. Кроме активной геополитики на постсоветском пространстве и актуализации имперских амбиций, Турция получает определённые выгоды от блокировки России и разрыва логистических и транспортных цепочек", — отметил он.

Владимир Мединский неожиданно рассказал о готовности украинской стороны передать виновных в жестокой расправе над российскими пленными. Интересно, что вскоре появилась новость о задержании двух неонацистов российским спецназом. Подробности этой операции пока неизвестны, а в харьковских пабликах появились предположения о том, что неонацистов могло задержать и передать местное СБУ.

Но эта неожиданность оказалась не главной — в заявлении по завершении переговоров Мединский подчеркнул, что встреча президентов Украины и РФ возможна после парафирования мирного договора главами МИД двух стран. Россия не возражает против вступления Украины в ЕС в случае, если Киев откажется от посягательств на Крым и Донбасс. А заместитель министра обороны Александр Фомин допустил чуть ли не прекращение наступательных операций на киевском и черниговском направлениях.

Однако уступки Украины по давно уже российскому Крыму и какие-то письменные гарантии нейтралитета выглядят сущей мелочью после масштабной операции, в которой погибли и были ранены сотни российских солдат, а у жителей Херсонской, Запорожской и той же Черниговской области появились надежды на новую жизнь. "Ни слова о демилитаризации (Украине в НАТО входить не надо для того, чтобы иметь мощные вооружённые силы), ни о денацификации (запрет националистических формирований, пропаганды бандеровщины), ни о статусе русского языка как государственного. Если военная операция завершится таким образом, то всё происходившее можно оценить как крупное политическое поражение России при неясных итогах боевых действий", - такое мнение политолога Алексея Пилько приводит информагентство Infox.

"Минобороны России заявило о кардинальном сокращении военной активности на киевском и черниговском направлении, — отмечает политолог Сергей Марков в своем тг-канале. — Это будет воспринято и в Киеве, и в Вашингтоне, и во всем мире как проявление слабости России, невозможности наступать и как первые признаки готовности отступать. Население Украины это воспримет как невозможность поддерживать армию России, потому что бандеровцы обязательно вернутся к власти и будут мстить. Чтобы исправить ущерб от этого заявления, армия России должна показать активное наступление и успехи на других направлениях".

Военкор Кирилл Имашев подчёркивает, что в ДНР к переговорам относятся с опасением — переговоры проиграть куда вероятнее, чем войну. "Вот где ждут переговоров и презирают за несговорчивость Зеленского — это в Мариуполе. Это самый частый вопрос людей, которые месяц живут в информационной изоляции. Мариупольцы, конечно, ждут капитуляции Украины и желательно побыстрее. А опасаются, что русские уйдут после взятия города и все проблемы подвиснут в воздухе снова. "Раз уж пришли — не бросайте нас", — слышал вчера в одном из подвалов Мариуполя", — рассказал он в беседе с Накануне.RU.

Бывший участник ополчения ЛНР, военный историк Игорь Пыхалов считает, что раз уж решение о начале спецоперации было принято, то нужно доводить её до логического конца, а не ограничиваться небольшими уступками.

"На мой взгляд, логическим завершением должна стать ликвидация украинской государственности и дальнейшее обустройство этой территории. Программа-минимум — это не нейтральная Украина, а Украина, нам подконтрольная. А в перспективе эта территория должна вернуться в состав нашей общей страны. Если задачу-минимум наше политическое руководство не выполнит, в стране это будет воспринято как очередное предательство наших национальных интересов, и для нашего руководства это может иметь далеко идущие последствия", — рассказал он Накануне.RU.

Впрочем, сворачивание наступления под Киевом ещё не означает сворачивания с нашей стороны всей спецоперации. Украинское же правительство, раздав в конце февраля десятки тысяч автоматов всем желающим, создало фактически неконтролируемую вооружённую силу, которая может и не принять подписания документов по Донбассу и Крыму. Таким образом, судьба мирного договора, о котором говорил Мединский, остаётся под большим вопросом. Кроме того, как отмечает военкор Роман Сапоньков, экономия сил на одних направлениях может помочь накопить резервы для ликвидации крупнейших группировок ВСУ на Донбассе и в районе Одессы-Николаева. Быстрый сценарий не состоялся, а преодоление сопротивления по всем фронтам сейчас невозможно. Так что пока говорить о "новом Хасавюрте" все-таки преждевременно.



Павел Мартынов