Аналитика


Keep calm and work again: власти дают шанс объявившим об уходе иностранным компаниям
Экономика | В России

Массовый исход иностранных компаний с российского рынка не подтолкнул власти к их национализации. После угроз со стороны "Единой России" пойти на крайние меры от этого законопроекта отказались. Сначала против выступил олигарх Владимир Потанин, потом и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков тоже высказался довольно осторожно, наконец, Владимир Путин предложил вводить внешнее управление — более мягкий вариант обращения с покидающими Россию компаниями, не предусматривающий передачу их собственности в руки российских властей. Затем выяснилось, что и этот сценарий "отложен в долгий ящик" Правительством. Но раз кабмин не идет даже на "полумеры", то снова активизировалась "ЕР" и уже сама внесла законопроект о внешнем управлении. Очевидно, что вся эта работа идет с большим скрипом. Что же будет в итоге?

Кто подпадает под закон?

Механизм управления зарубежными компаниями прежде всего коснется тех фирм, чья деятельность необходима для стабильности государства, экономики и финансовой системы. Решение будет приниматься в межведомственной комиссии при Минэкономразвития России по предложениям других министерств и губернаторов регионов, а окончательно закрепит такой переход решение суда.

Под закон попадут первыми и в обязательном порядке единственные поставщики и поставщики критически важных продуктов. Согласно поправкам, в законодательство войдет такой инструмент, как "внешняя администрация по управлению организацией". Предприниматься действия будут в отношении компаний, где не менее 25% принадлежат иностранцам и которые фактически прекращают работать, что и в обычных условиях, а не только спецоперационных, ведет к ликвидации или банкротству. При этом власти так и рассматривают политический демарш иностранцев — как предумышленное банкротство и увольнение без причин огромного количества работников.

Интересно, что многие зарубежные компании, гордо закрывшие свои сети, избегают конкретики и не указывают, на какой срок они приостановили деятельность — на совсем али как? Например, взять ту же "Икею", поставщик шведских акул и белых шкафов объявил, что 15 тыс. сотрудников продолжат "работать", то есть, как минимум три месяца они будут получать зарплату. Менее социально ориентированные компании платят две трети зарплаты и чего-то ждут, как и H&M, отделываясь общими фразами и формулировкой, что приостановили работу "до разрешения внешнеполитической ситуации".

Закрытие магазина IKEA в Екатеринбурге(2022)|Фото: Накануне.RU

Формула перехода под крыло России будет выглядеть так: временная администрация — торги — новый собственник. Запустить процедуру может один из руководителей иностранной компании или налоговая служба. После решения суда полномочия руководителя переходят к внешнему временному управляющему, назначенному судьей. Временный администратор назначается на срок от трех месяцев, если численность работников более 100 человек, а баланс — более 1 млрд руб., или на полгода — в случае, когда речь о мелком бизнесе.

Если организация была нефинансовой — ей займется ВЭБ.РФ, если финансовой, то Агентство по страхованию вкладов. "Временщик" должен принять главное решение и тут два пути:

При этом эксперты подчеркивают, что приоритет за первым вариантом управления. Собственно, для этого и разработан законопроект: сохранить рабочие места и деятельность предприятия.

Кто обязательно попадет под внешнее, а, вернее сказать, "под внутреннее" российское управление? Прежде всего это будут компании, которые производят товары первой необходимости, продукты питания, лекарственные препараты или компании, которые относятся к категории естественных монополий, либо градообразующие предприятия.

Здание Государственной думы РФ(2022)|Фото: Накануне.RU

Как принималось решение?

Нельзя сказать, что решение внести в Госдуму подобный законопроект было легким. Во-первых, США сообщили, что готовы "принять меры", если Москва начнет национализировать имущество иностранных компаний. Во-вторых, внутри России таких мер страшатся, вспоминая две стороны одной медали: и "рэкет" 90-х, и национализацию 1917 года. С подобной песенкой выступил и Дмитрий Песков, он сказал, что национализация иностранных предприятий в ответ на арест российской недвижимости в ЕС и США повлечет обоюдно негативные последствия.

А между тем, все не так неожиданно, были знаки. Еще в 2021 году президент Владимир Путин уже допускал возможность национализации предприятий — правда тех, которые срывают оборонный заказ.

В это время на Украине не особо заморачивались и сразу объявили о национализации имущества российских компаний, которых, кстати сказать, за последние восемь лет стало значительно меньше из-за политики Незалежной. Но, тем не менее, у капитала нет родины и многие наши финансовые и промышленные предприятия продолжали свою деятельность на Украине. Тот же Сбербанк под позывным "МР Банк" (Международный резервный банк), "Проминвестбанк", теперь им и всем остальным, в том числе автозаправкам, принадлежащим "Татнефти", "Газпромнефть лубрикантс Украина", — грозит национализация имущества, в прямом смысле уже та самая шальная экспроприация. Удивительное дело, но даже на фоне этого наш ответ не такой жесткий, как мог бы быть.

А власти Германии уже подготовили законопроект, который предусматривает возможность в чрезвычайной ситуации национализировать компании энергосектора. Поправки позволят вводить в случае кризиса попечительское управление в предприятиях, которые управляют критической энергетической инфраструктурой, а в чрезвычайных ситуациях национализировать их. Речь, конечно, об активах "Газпрома".

У нас же шли дискуссии, в вопросе о частной собственности мы решили быть святее Папы римского. Глава "Норникеля" Владимир Потанин выступил с резкой критикой "конфискации и экспроприации" иностранных активов еще в марте, когда идея подобной национализации начала зреть в головах законодателей. По его мнению, инвесторы потом будут бояться вкладываться в Россию, и если что-то и необходимо "национализировать", то делать это надо осторожно, соблюдая легитимность, в противном случае это будет "отдавать рэкетом", сказал Потанин.

Как приятно, когда российские бизнесмены, чьи деньги за рубежом часто считаются токсичными и криминальным, а предприятия большинства из них были "совершенно легитимно" куплены по бросовым ценам на торгах, о законности которых до сих пор не принято говорить вслух в приличном обществе, проявляют такую заботу об иностранном имуществе. Выглядит это не столько неубедительно, сколько цинично. Но, тем не менее, глава "Норникеля" даже вспомнил про исторический опыт столетней давности и заявил, что конфискация активов решивших уйти с российского рынка компаний "вернет нас на 100 лет назад, в 1917 год".

Можно сказать, что власти прислушались к критикам и сделали законопроект довольно мягким, даже одобряемым со стороны уважаемых бизнесменов, ведь тот же Потанин говорил, что считает адекватной мерой введение внешнего управления на предприятиях ушедших из России компаний: "Это даст их владельцам возможность сохранить собственность. Компании, в свою очередь, смогут избежать развала, продолжать производить продукцию и платить зарплаты сотрудникам", — сказал бизнесмен.

Так что угрозы в стиле "уходя уходи" и "давай, до свидания" сменились на "ты это, заходи, если что..." Главное сегодня — сохранить рабочие места, не допустить ущерба для бизнес-среды в России, для поставщиков и для конечного покупателя.

кризис, коронакризис, малый средний бизнес, магазин(2020)|Фото: Накануне.RU

Keep calm and work again

Власти считают, что уйти из России акулы капитализма решили под действием эмоций, что недопустимо для бизнеса — пришло время успокоиться. Хотя многим было приказано закрыться под давлением русофобских настроений, но все это поставило под удар простых людей, работавших в международных корпорациях, покупателей и клиентов из России.

На Западе должны вспомнить старый добрый английский лозунг времен Второй мировой войны "Keep calm and carry on" (сохраняйте спокойствие и продолжайте), когда в начале войны многие там поддались панике и перестали работать, Министерство информации Великобритании выпустило эту теперь уже нетленку, напоминая о главном — работать, несмотря ни на что, как требуют традиции. У нас в России тоже есть свои лозунги, например, кто не работает — тот не ест. При всех противоречиях в этом мы сходимся и предлагаем — сохранять спокойствие и работать или "не есть".

Главное, что авторы законопроекта оставляют возможность иностранным собственникам одуматься и возобновить деятельность в России, они могут решить продать долю или возобновить работу. Вот и вернувшись из Израиля, Алексей Кудрин выразил надежду, что Россия не примет мер, мешающих возвращению иностранного бизнеса. Так оно и будет, считают эксперты, так как власть процентов на 70% сменила изначальную стратегию, которая была в марте, говорит в беседе с Накануне.RU политолог Павел Салин. То есть угроза есть, а национализации нет?

"Если в начале марта, когда была озвучена сама идея законопроекта, речь шла о том, чтобы напугать западный бизнес, говорить с ним языком силы, то сейчас осталось процентов 30. Речь идет теперь не об национализации, а о введении временного внешнего управления", — говорит Салин.

Депутат Госдумы шестого созыва от КПРФ Вячеслав Теткин считает, что все же сегодняшние меры не предполагают решительности, которой достойны времена.

"Меры правительства в связи с теми санкциями, которые против нас вводятся, отличаются половинчатостью и явной недостаточностью, — говорит в беседе с Накануне.RU Вячеслав Тетекин. — Запад вводит одну волну санкций за другой, а мы реагируем очень бледно и не энергично. Но у них явно идеологически не укладывается в голове, что это возможно, они себя и нас пугают национализацией, которая произошла в 1917 году. Между прочим, на всякий случай, национализация в 1917 году происходила не потому, что большевики в одночасье решили все захватить, на самом деле, она произошла, прежде всего, об этом мало кто знает, ввиду саботажа собственников. Предполагалось, что собственники предприятий будут продолжать ими управлять, найдены некие формы взаимодействия для того, чтобы сохранить управляемость, но начался откровенный саботаж и именно это вынудило советскую власть заниматься национализацией. Сейчас мы имеем дело с той же самой картиной, когда собственники занимаются откровенным саботажем и даже попыткой ликвидации предприятий, что влечет за собой тяжелые социальные последствия, как с точки зрения населения, так и с точки зрения экономики".



Александр Назаров