Аналитика


"Для экономики ситуация с курсом рубля — это доморазрушение вместо домостроительства"
Экономика | В России | В бывшем СССР

Владимир Путин подписал указ о снижении продажи валюты экспортерами с 80% до 50%. Прежнее требование было установлено 28 февраля на фоне обвала рубля и возымело эффект — с тех пор национальная валюта укрепилась более чем в два раза, и, пожалуй, никто и не ожидал, что укрепление достигнет уровня 2017-2018 годов.

Национальная валюта почти три месяца шла вверх "назло Байдену", который ждал доллар по 200. И теперь даже на Западе признали, что рубль стал лидирующей мировой валютой с точки зрения динамики укрепления, так что для России это оказалось сильным психологическим эффектом. А гражданам внутри страны подают это так, как будто экономика укрепляется вместе с рублем. Впрочем, для большинства этот курс не играет никакой роли, если взглянуть на цены, которые так и не вернулись на прежний уровень.

И тут выяснилось, что нынешний курс рубля крайне невыгоден бюджету и экспортерам. И очевидно, власти решили прервать этот рост курса. По мнению одних экспертов, теперь нужно ждать спецкурса рубля далеко за 70-80 к доллару, по мнению других, экспортеры и раньше не могли физически продать более 50% валютной выручки, так что рубль ослабнет где-то до 60 за доллар и на этом всё.

Также важно отметить, новыми поправками зафиксировано право совета директоров ЦБ менять сроки исполнения требования о продаже валютной выручки. Изначально в указе была прописана норма, согласно которой, экспортная выручка должна продаваться в течение трех дней. Затем, в апреле, ЦБ разрешил сначала несырьевым, а потом и сырьевым экспортерам продавать валютную выручку в течение 60 дней вместо трех. То есть исполнение требования идет с явным скрипом, и экспортерам дают все новые и новые поблажки.

Но за всем этим не обсуждается куда более важный вопрос: курс рубля нужен не укрепленный или ослабленный — он нужен стабильный и фиксированный, в этом уверен экономист Валентин Катасонов. Об этом эксперт рассказал в беседе с Накануне.RU:

Сергий Алиев, Валентин Катасонов(2022)|Фото: Накануне.RU— На самом деле, Минфин и Центробанк, наоборот, старались понижать курс рубля, поэтому с точки зрения старых критериев можно говорить об антизаслугах.

Рубль качается на волнах рыночной экономики, а Центральный банк и Минфин как бы "сбоку с припеку". Все дело в том, что экономические санкции увеличивали приток валюты в РФ, но эта валюта не очень востребована. Во-первых, потому что Центральный банк прекратил накопление валютных резервов, во-вторых, экспортеры российских товаров привыкли эту валюту гнать куда-нибудь в Англию или оффшорные юрисдикции. Наконец, эта валюта использовалась и для закупки импортных товаров. Но сегодня мы наблюдаем парадоксальную ситуацию — товарный экспорт растет, а товарный импорт падает. А падает он потому, что введены разного рода ограничения и запреты со стороны коллективного Запада.

Что касается причин роста экспорта, то это связано с тем, что эти санкции спровоцировали рост цен на энергоносители, на природный газ, на нефть, но это еще обусловлено и тем, что страны коллективного Запада в каком-то смысле запасаются энергоресурсами России, понимая, что завтра могут быть перекрыты вентили трубопроводов. Так что эта ситуация с притоком валюты из-за дорогих углеводородов очень временная, потому что Запад будет искать альтернативные пути поставок, и приток валюты в Россию будет сокращаться.

Кто-то говорит, что нам невыгоден доллар по 60, но в целом это рассуждения экономических либералов, которые думают, что кому-то интересен завышенный курс, а кому-то заниженный. А людям, которые строят экономику, нужен курс стабильный. Поэтому мы должны говорить о необходимости стабильного, фиксированного курса рубля — только в этом случае можно начать строить экономику, а все остальные случаи –— это спекуляции. Если назвать экономику домостроительством, то мы с вами имеем обратное — доморазрушение. А чтобы иметь стабильный фиксированный курс рубля, надо модель экономики менять кардинальным образом.

Вот прошло сообщение, что ЦБ решил опять покупать валюту. Он же ее не покупал на протяжении трех месяцев. Понятно, что валюта "токсичная", заморозили валютные резервы на сумму $300 млрд, может быть, завтра вообще это все конфискуют. Три месяца у них было состояние "и хочется, и колется", но через три месяца они все-таки, вроде бы, начали закупать ее. А что дальше будет? А будет то же самое. Они готовы тысячу раз наступать на одни и те же валютные грабли. Накопится валюта на балансе Центрального банка — и опять заморозка. Театр абсурда.

Самое главное, что у Центрального банка нет никакого представления о том, какой должна быть экономика. Уже столетиями проверено, что противостояние любым внешним агрессиям возможно только путем мобилизации, в том числе экономической мобилизации. Не бывает сильного фронта без крепкого тыла и наоборот. А мобилизационная модель экономики — это совсем не то, что мы сегодня наблюдаем, когда идет свободное блуждание валюты туда-сюда. Валюты внутри страны вообще не должно быть. Тут невольно вспоминаем опыт существования Советского Союза во времена торговой и кредитной блокады в 1920-30 годы. Была государственная монополия внешней торговли, государственная монополия в сфере валюты. Без этого мы вообще ничего не сможем сделать. Сегодня, к сожалению, мы продолжаем по-прежнему плясать под дудку экономического либерализма. Эта модель уже никуда не годится, ее нужно менять быстро и решительно.

Я помню, что в конце советского периода стали с насмешкой говорить, что у нас административно-командная система, а нам нужен рынок, так вот я имел некоторый опыт работы в крупных западных корпорациях — там жесточайшая административно-командная система. А Советский Союз, можно сказать, был сверхкорпорацией, которая связана и по вертикали, и по горизонтали планированием. И оно строилось на основе межотраслевого баланса, который позволял увязывать все отрасли в единый народнохозяйственный комплекс.



Евгений Иванов