Аналитика


Сергей Марков: Киссинджер понимает Путина, но его уже никто не слушает
Экспертное мнение | В России | За рубежом | Украина

Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер призвал Запад отказаться от идеи руками Украины нанести военное поражение России и продолжать "делать бизнес". Опытный дипломат, которому исполнилось 99 лет, призывает видеть в Путине не самого Путина, а личность, выражающую интересы народа России. Но на Западе мало кто теперь придерживается тех же идей, уверен политолог Сергей Марков. Своим мнением он поделился с Накануне.RU:

— Позиция Киссинджера не нова, он постоянно выступает с этой позицией, он является общепризнанным американским и даже мировым лидером в направлении так называемого "реализма" во внешней политике. Смысл этого направления заключается в том, что внешняя политика — это вопрос прежде всего соотношения сил, это вопрос поиска компромиссов и каких-то небольших войн, которые тоже возникают тогда, когда компромисс нарушен, и эти войны заканчиваются тем, что находятся новые формы компромисса.

Но сейчас это направление в Америке имеет очень мало сторонников. Там сейчас два основных направления. Первое — направление либеральных гуманитарных интервенционистов. То есть это те, кто считает, что если кто-то в мире живёт не по-американски, то Америка должна прийти, сделать войну по гуманитарным причинам и там навязать свою модель. Это направление наиболее распространено в администрации Джо Байдена. И второе направление — это направление неоконсерваторов, которые тоже считают, что Америка имеет право свои войска вводить, но не для того, чтобы нести демократию и так далее, а просто навязать всем свою волю. А поскольку Америка — это "абсолютная сила добра", то даже американская диктатура, пытки и убийства лучше, чем, условно говоря, жизнь у кого-то другого, даже если они живут по-своему. А вот концепцию Киссинджера — "реализм" — её сейчас придерживается меньшинство. Он её придерживается десятилетиями, и когда Киссинджер начал выступать, ещё перед его выступлением все примерно понимали, что он будет предлагать.

Ещё одна причина его заявления заключается в том, что у Киссинджера хорошие личные отношения с Путиным. Он с ним всё время совещается, они беседуют, ведут философские разговоры, поэтому он считается человеком, которого немцы называют "понимающим Путина". У американцев нет такого чёткого термина, но Киссинджера можно назвать "позитивно относящимся к Путину" и предлагающим воспринимать Путина не как жестокого инфернального злодея, который является "воплощением зла", а как нормального политика, выражающего нормальные интересы, и "это политика не Путина", говорит он, а политика российского народа, который требует от него проводить такую политику. Но призыв Киссинджера никак не повлияет на ситуацию.

Американцы решили, что они киевскую хунту, которая убила тысячи людей, назовут демократией, и это такой теперь либеральный интервенционизм. На самом деле, концепция либерального интервенционизма зашла в тупик, потому что нельзя быть либеральным интервенционистом, как администрация Байдена, как Джек Салливан, представитель президента по национальной безопасности, или как Энтони Блинкен, и при этом поддерживать репрессивный режим, который проводит политику государственного терроризма.

Это даже не либеральный интервенционизм. Это ближе к неоконсерваторам, которые говорят о том, что главное, чтобы "мы командовали", а через кого мы командуем, не имеет никакого значения. По сути, их идею можно сформулировать следующим образом: "Мы должны быть готовы убить кого угодно по любым основаниям, обмануть кого угодно, лишь бы только мы были у власти, потому что мы безусловная сила добра, и это нам предначертано богом". Вот такое отчасти националистическое, отчасти неоконсервативное течение. Поэтому они будут продолжать, без сомнения, эту концепцию, они будут её только ужесточать, и пока никаких практических следствий из этого выступления Киссинджера не будет.