Аналитика


Больничные койки раздора
Мнения из Сети | ДНР и ЛНР

В Донбассе находятся около 8 тысяч украинских военнопленных, заявил посол ЛНР в России Родион Мирошник.

Сейчас, после восьми лет, в Донецке внезапно начали появляться и другие раненые - украинцы, причем многие из них - идейные фашисты из антироссийских нацбатальонов. Они - есть, они ранены и они в плену. И с ними что-то надо делать, ведь уподобляться им, звереть, пытать и убивать раненых - так себе вариант. Лечить - надо. Вопрос в том, как. И в каком объеме. И насколько их лечение мешает лечению наших. Потому что полностью не лечить наших - вообще не вариант.

Но больниц в Донецке немного, и это обычные больницы мирного времени. Многократно урезанные и сокращённые бесконечными "оптимизациями". Которых и в мирное время не хватает.

15я больница - это опасная окраина Донецка. Все эти годы врачи ездили на работу под обстрелами, потому что "нужно же было лечить наших". Построенная для лечения тяжёлых травм шахтеров, больница имела всесоюзное значение из-за накопленного за долгие годы уникального опыта лечения случаев, за которые не брались в других местах. Больница продолжила работу и после 2014 года, став Республиканским Реабилитационным Центром, в котором лечили особо тяжелораненых ополченцев. Без высоких технологий, с бинтиками и йодиками, но с большим желанием помочь своим. И помогали, совершая невозможные в других местах чудеса. Но это было до недавних событий.

Ведь с понедельника, 16 мая 2022 года, больница больше не принимает раненых бойцов ДНР. Те, кто ещё остался - один за другим выписываются, освобождая больничные койки. В больницу завозится все больше раненых укрофашистов, которых стали класть уже не только в изолированную пристройку, но и в центральный корпус. И врачи один за другим начинают говорить об увольнении, ведь одно дело - ездить под обстрелами на работу, "потому что там же наши", и другое - когда наших там нет.

Выхаживать тяжёлых больных - это ведь тяжёлая работа. И лёгких денег на этом не "срубишь". Поэтому причины работать здесь у людей были другие. Были - до этого. Сейчас все говорят об увольнении. Да, вероятно, уволятся не все, кто об этом говорит, хотя на моральный дух это повлияет у всех поголовно. Но увольнение каждого медика будет большой потерей для уникального коллектива РРЦ, а моральный дух уж точно будет подорван у всех.

Да и среди наших бойцов нарастает возмущение - можно терпеть нехватку лекарств, "относиться с пониманием" к нехватке медперсонала, но у них в РРЦ была возможность вставать на ноги и возвращаться в строй. Сейчас эту возможность отбирают вместе с больничными койками.

Диванных экспертов, глобальных теоретиков и всепропальщиков разных мастей у нас много, полный интернет. На чернуху люди слетаются, это хайп и многочисленные подписчики. Но говорить, как все плохо - гораздо легче, чем делать что-то, меняющее ситуацию к лучшему.

Знаю, что меня читают очень разные люди. Которые ко мне прислушиваются, поскольку часто оказываюсь прав, хотя за это же иногда и не любят. Но факты - это упрямая вещь, они есть даже тогда, когда о них кому-то не хочется говорить.

Есть конкретные локальные меры, которые могли бы снять взрывоопасное социальное напряжение:


Эмоциональных криков вокруг этой темы много, а нужно конкретные дела делать. Я обращаюсь ко всем чиновникам и депутатам, которые это читают - нужно срочно исправлять сложившуюся ситуацию, пока не поздно.

Ведь Республиканский Реабилитационный Центр Донецка - это место, где творили чудеса исцеления. И очень важно, чтобы эти чудеса продолжались и дальше, и в первую очередь - для наших раненых бойцов.

Ополченец Донбасса Влад Филин