Аналитика


Василий Колташов: Планы на производство микроэлектроники огромные, но есть ли возможности?
Экспертное мнение | В России

Вице-премьер Дмитрий Чернышенко предлагал обеспечить полную независимость России от зарубежной электронной продукции к 2030 году ещё в середине февраля, до начала СВО и последующих санкций. На ПМЭФ накануне он заявил, что власти хотят не просто импортозаместить иностранные наработки, но и замахнулись на создание достаточного промышленного потенциала. Для этого предусмотрено значительное финансирование. Однако пока что даже так называемый "отечественный" процессор "Байкал" производили на Тайване, и вот на днях там отказали в его производстве, и непонятно, что делать, это было производство не для гражданского потребления, а военное, то, которое у властей в приоритете. Так действительно ли электронные компоненты станут серьёзным производством в России? Своим мнением об этом с Накануне.RU поделился экономист Василий Колташов:

— Организовать производство микроэлектроники можно, но для этого необходимо решить две задачи: во-первых, нужна протекция, нужно организовать полномасштабную поддержку отрасли, потому что эту отрасль нужно возродить, помочь ей форсированно развиться. Здесь, конечно, не обойтись без заказов оборудования или заказов через Китай или Индию посредством параллельного импорта, разные могут быть механизмы. Вторая составляющая — мы должны иметь полную свободу копирования. Для этого принятый ещё в начале марта правительством перечень недружественных государств необходимо трактовать в формате принудительного лицензирования любых западных технологий или освобождения любой необходимой нам интеллектуальной собственности. Если нам нужно что-то скопировать, мы не должны изобретать это сами с нуля, мы должны просто повторить. Мы должны пробежать пройденный конкурентами этап и двинуться дальше.

Это непросто, потому что одно дело — принять решение об освобождении этой собственности, другое — выстроить производственные, технологические цепочки правильным образом. Потому что мы можем иметь продукт и пытаться его скопировать, но это не то же самое, что видеть, как он произведён. Соответственно, нужно менять подход и к науке, научным структурам. Сейчас там господствует бюрократизм жутчайший, который, по сути, блокирует многих учёных из молодого поколения, и нужно это ликвидировать. Нужно дать возможность кадрам здесь себя проявить. И одновременно с этим нужно поощрять и развивать фундаментальные исследования, инжиниринговые структуры нам тоже будут необходимы. Будут они государственные, либо будут на паях с крупными отечественными корпорациями, но они должны быть и работать очень хорошо, в том числе и касательно микроэлектроники, поскольку область эта чрезвычайно сложная.

Это очень важный шаг. Дело в том, что у нас есть много представителей либеральной экономической концепции. Но для того, чтобы иметь большое влияние в других странах, необходимо предлагать то, что, вроде бы, монопольно имеет лишь Запад. То есть высокие технологии. Речь даже не только о микроэлектронике, а о высоких технологиях в принципе. И в этом смысле нам нужно развивать не только производство электроники, но и машиностроение, промышленное машиностроение, его надо буквально возродить, поднять из пепла, потому что это было как раз то, что западные экономические советники пытались разрушить в первую очередь в нашей стране. И это было то, что в период советской модернизации нужно было создать в первую очередь. А сейчас нужно воссоздавать. Однако вопрос остается в чиновничестве, которое может этот процесс саботировать или как обычно заняться имитацией бурной деятельности.