Аналитика


"Все постараются оттяпать кусок Украины, а Киевский режим сделает вид, что так и надо"
Политика | В бывшем СССР | За рубежом | Украина

Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба заявил, что Киев разорвет отношения с Минском, если Белоруссия вторгнется на Украину. Казалось бы, с чего бы вдруг понадобилось такое предупреждение, но, как говорится, дыма без огня не бывает? Такие обсуждения идут уже давно, с территории Белоруссии уже заходили вооруженные силы РФ, Белоруссия готовится в конце августа принять участие в совместных учениях с Россией "Восток-2022". К тому же в последние дни Александр Лукашенко как-то больше обычного говорит о тесном союзе с Россией. Так все-таки может ли Белоруссия начать свою спецоперацию на Украине или Киеву стоит бояться других игроков на карте? Своим мнением о ситуации в беседе с Накануне.RU поделился военный эксперт Владимир Орлов.

– Как вы считаете, может Белоруссия начать свою СВО, которой остерегается Киев?

Владимир Орлов, военный эксперт(2022)|Фото: Телеканал "Звезда", скриншот видео– Я сомневаюсь, что Александр Лукашенко готов свою армию объединить с российской группировкой для демилитаризации и денацификации Украины. Все-таки Белоруссия имеет несколько специфическое политическое отношение к Украине, и она всегда пыталась выстраивать тесные взаимоотношения, служить неким мостом между Россией и Украиной. И я полагаю, что до сих пор белорусское руководство питает определенные надежды, чтобы как-то остаться в стороне от этого конфликта. Конечно, следуя союзническим обязательствам, Белоруссия будет принимать участие в учениях, в различных подготовительных мероприятиях, может быть, будет предоставлять свою территорию в том числе для размещения российских войск или давать разрешение на проход российской группировке к границе – но вряд ли будет полноценным участником с выделением каких-то подразделений, которые будут принимать участие в этой спецоперации.

Путин, Лукашенко(2021)|Фото: kremlin.ru

– То есть та самая "многовекторность" Александра Лукашенко остается и в этой ситуации?

– Да, я полагаю, что эта многовекторность будет сохраняться. Скорее всего, белорусский лидер попытается остаться в стороне, отстраниться от конфликта.

– Получается, те же поляки для киевского режима важнее и ближе? Ведь им уже предоставлены расширенные права на территории Украины?

– Естественно, между киевским марионеточным режимом и поляками существует определенная связь, но есть и небольшая разница – просто в ранге американских партнеров поляки стоят немножко выше Украины. И в этом случае поляки являются некой доминантой Вашингтона, которая уполномочена действовать на территории Украины в качестве координационной силы. В этом случае просто Польше предоставляют территорию американцы в качестве опоры, основы, которую Польша, в случае успеха задумки Вашингтона, получит в свое распоряжение вместе с тем населением, которое там проживает. А уже последующее наведение порядка на этой территории и приведение местного населения к польскому орднунгу будет целиком и полностью возложено на польские плечи и, конечно, никто киевский режим спрашивать там не будет. А киевский режим, конечно, сделает вид, что так и должно было быть.

Карта, Украина(2022)|Фото: t.me/medvedev_telegram

– Примерно так, как недавно на карте показывал Дмитрий Медведев?

– Такие карты рисовали и до Дмитрия Медведева, он не стал картографом-открывателем. В современном мире претензии различных политических режимов на соседние территории никуда не делись. Они обусловлены политическими, экономическими, историческими и другими притязаниями. И конечно, Польша имеет свои определенные внутренние амбиции, которые не связаны с деятельностью Вашингтонского обкома – они всегда хотели построить Польшу "от можа до можа", как у них говорят, и естественно они хотят получить эту территорию в свое распоряжение. И там уже будут их порядки, никаких любителей Бандеры после этого там не останется.

– А с Польшей и Румыния на очереди?

– Румыния в том числе имеет свои притязания – с Закарпатьем у них своя история, они тоже попали на территорию Украины по итогам Великой Отечественной войны. Разные государства имеют разные политические притязания, и скорее всего, если дело дойдет до переустройства той территории, которая сегодня называется Украиной, разные государства попытаются оттяпать себе какой-то кусок.