Аналитика


Любить по-русско-белорусски: две Родины белорусского уральца
Общество | Свердловская область | В бывшем СССР | Уральский ФО

Наверняка вы заметили, что для российско-белорусского конфликта начала 2007 года характерно то, что и Минск, и Москва упорно не желали не то что договориться, а просто встретиться. А в это время у простых граждан союзных государств случились новогодние каникулы. И многие их них поспешили съездить к друзьям и родственникам, живущим по другую сторону российско-белорусской границы. Среди них был и Николай Куликов – пенсионер из Челябинска. Уже 64 года он живет на Урале, что не мешает ему помнить о своих белорусских корнях. Конфликт же между Белоруссией и Россией на почве нефтегазовых отношений вообще поставил нашего героя в тупик – два государства-брата вдруг предъявили друг другу счета и предложили по ним заплатить. Как оказалось, не понимают этого и в Белоруссии.
ФотоДалеко не каждый россиянин и белорус знает, сколько стоит земля под нефтепроводами и по какой цене продается нефть и газ в европейские страны. Большинству интереснее другое: чтобы продукты в магазине были дешевле, чтобы по улицам было не страшно ходить, чтобы дети и внуки могли получить хорошее образование независимо от места проживания. И именно по этим параметрам мы судим о благополучии в наших государствах.
О том, как встречала россиян новогодняя Белоруссия, о деревнях и рынках, о том, почему в Белоруссии не используют слово "бросить" и сколько стоит пустая пластиковая бутылка, об очередях и металлургических заводах в интервью Накануне.RU рассказал уроженец Белоруссии и гражданин России, челябинец Николай Куликов.

Вопрос: Какие впечатления у Вас остались от новогоднего газо-нефтяного конфликта между Россией и Белоруссией?

Николай Куликов: Я, конечно, россиянин, и, казалось бы, должен поддерживать решения нашего Правительства. Но белорусы, на мой взгляд, справедливо возмутились. Ведь они тоже несут расходы: под трубопроводами находится земля, те же трубопроводы надо обслуживать. Есть и оборонные объекты, которые также занимают определенную территорию. По белорусскому телевидению была информация, что независимые эксперты оценили все эти расходы в $5,5 млрд. И если россияне повышают пошлины, тогда и мы повысим. Кстати, на территории Белоруссии есть весьма важные военные объекты: это и станция слежения за подводными лодками, и объекты противовоздушной обороны. Это, в свою очередь, не понравилось нашему Правительству.
На мой взгляд, если мы хотим, чтобы Белоруссия была с Россией единым государством, то все же надо относиться к ней по-братски. И интересы Белоруссии учитывать, и вопросы решать в интересах обеих стран.

Вот, например, когда американцы куда-то суются, в те же страны нашего ближнего зарубежья, то они свою помощь в первую очередь предлагают. А вот Россия, как мы видим, все делает в своих интересах.

Взять хотя бы сахар. По информации белорусских СМИ, недавно получилось так, что в Белоруссии стояло 700 вагонов сахара – в России его не принимали, якобы в этом сахаре была примесь тростникового. Из 700 проверили 500 вагонов и ничего не обнаружили. Мне кажется, что когда между Россией и Украиной стали налаживаться отношения, к нам пошел украинский сахар, а белорусский оказался заблокированным. Получается как с молдавским и грузинским вином.

Вопрос: А какое впечатление на Вас произвела сама Белоруссия?

Николай Куликов: В Белоруссии исключительный порядок. Никакой российский город, даже наша столица – Москва – не может сравниться по чистоте и порядку, по поведению народа с белорусскими городами. Если любого россиянина привезти на Новый год в Гомель, мне кажется, он просто не поверит своим глазам и спросит "Что это за сказка?". Кстати, в Белоруссии полный порядок и на дорогах. Никто не переходит на красный свет, пусть даже и дорога пустая. А если кто и переходит, то только приезжие. Меня белорусы спрашивают: "Что там у вас в России с дорогами и транспортом? Взяли бы и у нас поучились, переняли бы наш опыт".
А еще я был впечатлен белорусскими деревнями. Они строятся как поселки городского типа. Вместе с моей родственницей мы специально объехали три деревни, преодолев около 400 км, чтобы посмотреть, как живут белорусские деревни. Во-первых, везде асфальтированные дороги. В двух из трех деревень есть асфальтированные тротуары.

Увеселительные заведения, конечно, не похожи на дворцы, но и на обычные сельские клубы на похожи. Справлять юбилеи и свадьбы в деревенские клубы приезжают из окрестных городов – уровень вполне городской, а стол накрыть дешевле получается.

Есть отличия и в производственной сфере. Например, на металлургических предприятиях Белоруссии культура производства и технологические процессы выше, чем на некоторых предприятиях в России. Чтобы не быть голословным, приведу в пример публикацию в одной из белорусских газет: "по оценке президиума международного союза металлургов Белорусский металлургический завод признан лучшим среди предприятий отрасли в СНГ. При вынесении решения эксперты сравнивали технико-экономические показатели металлургических заводов Белоруссии, России, Украины, Казахстана". Мне самому удалось поговорить с техническим директором завода "Гомсельмаш", который недавно побывал в России. Он, к сожалению, не в лучших выражениях отозвался о некоторых российских предприятиях.

Вопрос: А есть ли у белорусов проблемы с "наведением порядка" на рынках?

Николай Куликов: Да белорусы даже представить себе не могут такие проблемы, когда производитель не может продать собственную сельскохозяйственную продукцию на городском рынке. В этом вопросе полнейший порядок. Я как садовод, естественно, поинтересовался - не воруют ли в садах и огородах? Вместо ответа родственники меня повезли на дачу, расположенную в 45 км от Гомеля. Когда я вошел – был очень удивлен: никто ничего не увозит с собой в город. Вплоть до того, что на даче оставляют продукты и спиртные напитки, и никто не трогает. Я садовод со стажем, и прекрасно помню времена, когда и в России можно было спокойно оставлять дома открытыми. Только дети изредка лазили в чужие сады за яблоками. Но не взрослые же!
Что же касается города, то практически в каждом дворе есть три-четыре контейнера для мусора. Один для пластмассовых отходов, второй – металл, третий – бумажные отходы. И все это идет на переработку.

И любой малыш укажет: куда какой мусор надо положить. Интересно, что белорусы не употребляют выражение "выбросить мусор". Я разговаривал с одной дамой – она мне объяснила, что и слово "бросить" в отношении мусора не употребляется, потому что "бросить" можно что-то ненужное. "А мы все собираем, все везем на переработку", - отозвалась она о мусоре.

Накануне.RU, лого, логотип (2015)|Фото: Фото: Накануне.RU И такое отношение ко всему, что является ценностью.
Ни разу не видел, чтобы кто-то в мусорных баках рылся. А у нас, извините, в четыре смены на помойках дежурят. Так я и не понял, то ли это от достатка, то ли культура у людей выше, но, повторюсь, ни разу не встретил роющегося в мусоре человека.

Вопрос: А само общество чем-то отличается от российского?

Николай Куликов: В Белоруссии мне удалось прочитать так называемую декларацию о дебюрократизации общества. У нас в России, кстати, я слышал перед Новым годом, также собираются принять такой закон. А в Белоруссии два года назад была выпущена первая декларация, а в 2006г. – вторая. Начинается она словами о построении государства для народа. Помимо прочего, мне особенно запомнилась часть о роли средств массовой информации. Им даются большие полномочия. И если СМИ опубликовало информацию о каком-то изъяне или проблеме, то, согласно декларации, контроль за этим начинается исключительный. Если в определенные сроки ситуация, раскрытая в СМИ не будет исправлена, нарушителя могут привлечь к ответственности в плоть до снятия с занимаемой должности. То есть СМИ действительно являются какой-то властью. У нас же, как видно, такой власти не чувствуется – изредка бывают критические замечания, но дальше этого не идет.

Вопрос: А на деле эта декларация действует?

билборд накануне(2007)|Фото: Фото: Накануне.RU Николай Куликов: Посудите сами. У нас любое госучреждение начинает работать с восьми часов утра, а прием по личным вопросам ведется, например, с 12:00 до 16:00. В Белоруссии установлен такой порядок: с 8:00 до 20:00. То есть весь рабочий двенадцатичасовой рабочий день. А если все-таки очередь появляется, то, опять же, можно привлечь чиновников к ответственности. Вопросы решаются, как говорится, "в одном окне". О том, что происходит у нас, думаю, рассказывать не надо. Я сам столкнулся с этим, когда оформлял документы на квартиру после смерти супруги. Пять раз пришлось побывать у нотариуса, четыре – в инвентаризационном отделе и так далее. В Белоруссии все эти вопросы можно решить в один день.

Вопрос: А каково отношение к самому белорусскому президенту?

Николай Куликов: Интересно, что говорят, когда Лукашенко приезжает куда-то, где-то появляется, и что-то обещает, то обязательно все исполняет. Мне лично не очень нравится то, что руководство нашей страны подсчитывает недостачи монополистов и приходит к выводу, что чуть ли не 40% бюджета Белоруссии – это помощь России.
Но в Белоруссии и пенсии выше, и цены ниже, чем в России. По сельскохозяйственной продукции, например, Белоруссия вполне может сама себя обеспечить. И еще России с продуктами помочь. Например, с мясом. Вообще, Белоруссия не такая бедная страна, чтобы о ней можно было сказать, что Россия ее кормит.

Белорусы, с которыми я общался, говорят, что "Лукашенко – наш президент навеки!". Его любят, уважают за твердость, за порядок.

Фото: president.gov.byИнтересно, что в Белоруссию приезжают частенько иностранные журналисты. И поначалу пытаются обращаться к Лукашенко. На что он отвечает: "сначала сами съездите, посмотрите, что в стране происходит, и многие вопросы, ответы на которые вы хотите от меня услышать, вы сами для себя проясните. А уж потом, если останутся вопросы – приезжайте, я отвечу".

Вопрос: А изменилось ли отношение белорусов к россиянам?

Николай Куликов: Может быть, я не смогу сказать абсолютно объективно, но если судить по тем встречам и разговорам, - белорусы просто высказывают сожаление. Что касается объединения двух государств, то есть мнение, что пока Лукашенко будет жив и здоров, объединения не будет.



Анастасия Мотовилова