Аналитика


Сойдутся ли осколки в единую церковь?
Общество | Свердловская область | В России | За рубежом | Уральский ФО

В праздник Вознесения Господня, 17 мая, в России состоится подписание одного из самых важных документов в религиозной истории, которого ждали еще в прошлом веке. Через 90 лет после раскола две ветви православия – Русская Православная церковь (РПЦ) и Русская Православная церковь за рубежом (РПЦЗ) собираются подписать Акт о каноническом общении. Документ, которым, фактически, будет поставлена точка в почти вековом расколе русских православных христиан.

История раскола началась в начале ХХ века после революции в России. Как известно, коммунистическая власть, в первые годы своего правления, была настроена очень агрессивно по отношению к любым религиям.

Так как на тот момент РПЦ занимала главенствующее место (а до революции являлась и государственной) – то и удар достался ей самый сильный. Многие священники были казнены при сносе храмов и церквей. Кто-то оказался выслан за пределы страны, кто-то решил сам эмигрировать. Между тем, многие остались в России (тогда уже – СССР), и попытались продолжить свое служение в рамках дозволенного властями. Между теми, кто оказался за рубежом, отказавшись признать советскую власть, и теми, кто согласился с этой властью сотрудничать, и произошел тот самый раскол.

Основная причина разногласий – советская власть – канула в Лету 16 лет назад. Да и в ее последние годы церковь начала достаточно бурно наращивать свое влияние и восстанавливать былые позиции. Однако реальное воссоединение началось считанные годы назад. При этом стоит отметить, что
канонических разногласий среди этих ветвей православия не было – раскол веры произошел из-за раскола в политике. РПЦЗ никогда не соглашалась признать советскую власть законной, и, фактически, ее представители, бывало, относились к представителям РПЦ с презрением, как к предателям истинной веры. РПЦ не оставалась в долгу, называя РПЦЗ беглецами, оставившими страну и паству в самый тяжелый момент.

Протоиерей Максим КозловЛучше сейчас не поминать тех слов, которые с двух сторон были сказаны за эти десятилетия. И то, что две части русской Церкви готовы оставить все взаимные обиды позади, есть подлинное чудо Божие.


Фото: Накануне.ruПосле путча 1991 года РПЦЗ активизировала работу в России. Если раньше церкви сотрудничали – и РПЦЗ помогала РПЦ теми же книгами и прочей церковной утварью, с которой в годы СССР было достаточно тяжело, то в 90-е годы РПЦЗ решила "вернуться на родину". Однако вернуться не как часть РПЦ, а самостоятельно – и с этой целью на территории России, которую, напомним, РПЦ считает "своей" территорией, начали создаваться административные органы РПЦЗ.

Эксперт по истории Православной церкви Алексей СветозарскийВ первые постсоветские годы и даже несколько раньше тогдашнее священноначалие РПЦЗ принялось за создание параллельных церковных структур в экономической территории РПЦ. Сегодня, это так же следует с удовлетворением отметить, сами представители РПЦЗ на своем Соборе осудили эту деятельность, признав ее ошибочной.


Осудили, надо отметить, настолько, что сейчас полностью признали главенство Московского Патриархата.
Фото: pravoslavie.ru

Протоиерей Николай Балашов, секретарь комиссии Московского патриархата по диалогу с РПЦЗРусская зарубежная церковь после подписания Акта станет самоуправляемой частью единой поместной Русской церкви, управляемой Патриархом Московским и Всея Руси. Это означает, что она сохранит свое собственное административное управление. То, которое сложилось за десятилетия предыдущей жизни. Тем не менее, будет восстановлено каноническое единство. О временном характере разделения и раньше говорила РПЦЗ, воспринимая себя в качестве неотъемлемой части единой русской поместной церкви, которая "временно самоуправляется на соборных началах до упразднения в России безбожной власти".


Критики процесса объединения называли в качестве одной из причин как раз административные противоречия. Любая религия – это немалые деньги, и у каждого руководителя, насколько бы честен и праведен он не был, свое мнение, куда и на что их направить. По сути дела, конфликт был решен в пользу РПЦЗ.

Протоиерей Николай БалашовВсе вопросы внутренней администрации, юридические, хозяйственные и материальные, останутся в ведении зарубежной церкви. Руководство будет по прежнему осуществлять ее архиерейский синод и периодически созываемый архиерейский собор. Председателем синода является митрополит Лавр. Вместе с тем архиереи РПЦЗ будут полноправными участниками соборов РПЦ, будут участвовать в жизни и управлении РПЦ.

Однако все же в первую очередь от объединения выгоду получат не представители РПЦ или РПЦЗ. В конце концов, если священник именно священник, а не бизнесмен, то деньги для него лишь средство, а не цель. Главный же плюс в этом объединении – это явное увеличение влияния на то, что происходит в мире. На данный момент приходы РПЦ за рубежом немногочисленны и разрозненны, и противопоставить что-то секулярному гуманизму либеральной демократии, который во главу угла ставит "права человека", достаточно сложно.

Объединившись, РПЦ и РПЦЗ смогут объединить и свои усилия по противодействию тем процессам, которые в данный момент происходят в западном обществе, где права одного человека, пусть даже насильника и убийцы, стоят больше, чем права общества (которое, напомним, также состоит из людей).
Христианские ценности, которые, напомним, отказались включать в конституцию ЕС как "возможно способствующие возникновению религиозной розни" не теряют своей актуальности никогда.
Не стоит забывать и о том, что, по сути, все законы, придуманные человечеством – это всего лишь подробная интерпретация Десяти заповедей. И в этой ситуации объединение православных церквей, которые и по отдельности делали гораздо больше, чем те же католики, или англикане, вообще разрешившие однополые браки, дает надежду на то, что еще не все потеряно.
Голос христианства станет громче, а значит – будет больше шансов, что его услышат.

билборд накануне(2007)|Фото: Фото: Накануне.RU Единственный вопрос, который остался – это прихожане. Что получают они? Вообще, внешне для них не изменится практически ничего – люди будут ходить в те же самые храмы, что и раньше, на службы к тем же священникам. Но это не значит, что изменений не будет вообще. Просто
изменится не восприятие веры, а восприятие церкви – фактически, подписание Акта, если переходить на церковные аналогии, можно сравнить с возвращением блудного сына.
Не будем решать, кто в данной ситуации праведный всепрощающий отец, а кто блудный сын – оставим это богословам. Тем не менее, для прихожан завершение объединения можно сравнить именно с воссоединением большой семьи после 80 лет разлуки. 



Алексей Остапов